Тарифное соглашение: переговоры были трудными

Четверг, 25 августа 2005 г.
Метки: | | |
Подписаться на комментарии по RSS

В июне истек срок, в течение которого хозяева российской металлургии должны были принять решение - присоединиться или нет к заключенному двумя месяцами ранее между горно-металлургическим профсоюзом России и промышленниками горно-металлургического комплекса отраслевому тарифному соглашению.

Александр Владимирович Кузнецов - один из авторов отраслевого тарифного соглашения. И сейчас, когда переговорные страсти улеглись, мы попросили Александра Владимировича ответить на наши вопросы.

- Александр Владимирович, трудно сегодня отстаивать интересы работника перед хозяевами-промышленниками?

- Переговоры начались еще накануне рождественских праздников и сразу же достигли градуса расплавленного металла: то одна, то другая сторона покидала стол переговоров, хлопая дверью. Впрочем, насчет двери - это я для красного словца, но то, что вид переговорщики имели, мягко говоря, взъерошенный, - за это могу поручиться. Эмоции хлестали через край. Работодатели, входящие в Ассоциацию промышленников горно-металлургического комплекса, говорили о сложной ситуации в отрасли, об агрессивных китайцах, вытесняющих наш металл с международных рынков, о предстоящей реструктуризации, подытоживая, как водится: "денег нет". Я и мои коллеги взывали к социальной сознательности и патриотизму. Если вы пришли всерьез и надолго, - говорили мы работодателям, - инвестируйте в трудовые ресурсы. Зарплата должна быть высокой, чтобы нормально воспроизводилась рабочая сила, чтобы наполнялись бюджетные и внебюджетные фонды, чтобы развивалась не только металлургия, но и здравоохранение, образование, потому что всем нам в России жить.

Пять месяцев шли переговоры. Для российских профсоюзов это своеобразный рекорд: никогда еще переговоры по отраслевому тарифному соглашению не были столь сложными и затяжными. Камнем преткновения стала цена труда.

- Вы хотите сказать, что у хозяев, как всегда, денег на нормальную зарплату не хватает?

- Да, вы правы. Порой нам приходится слышать от некоторых работодателей: "А не оторвались ли вы, ребята, от действительности? У нас на предприятии работники не требуют повышения зарплаты, их все устраивает". Упреки эти отчасти справедливы. Еще за полтора года до начала переговоров мы начали разъяснять людям, что такое социальный стандарт оплаты труда. После каждого раунда переговоров направляли подробную информацию в регионы, на места. В том числе и в Златоуст - на металлургический комбинат. Однако и на сегодняшний день, к нашему стыду, большинство рядовых членов профсоюза вообще не знает о том, что существует тарифное соглашение.

Задолго до начала переговоров мы совместно со Всероссийским центром уровня жизни при Министерстве труда разработали отраслевой стандарт оплаты труда. В качестве базовой величины взяли наиболее типичную для отрасли профессию - вальцовщик. И рассчитали потребительскую корзину, исходя из условий Свердловской и Челябинской областей, поскольку Урал, как известно, регион самый металлургический. Получилось около десяти с половиной тысяч рублей. Отталкиваясь от этой цифры, через систему коэффициентов можно рассчитать зарплату каждого занятого в металлургической отрасли работника в любом регионе страны.

- Александр Владимирович, неужели хозяева так и согласились с вашими расчетами?

- Мы, поразмыслив и реально оценив свои силы и возможности работодателей, цифру эту подкорректировали и предложили на переговорах в качестве базовой зарплаты (вальцовщика) - 8780 рублей. Как говорят, нам предстояло пройти между Сциллой и Харибдой: более высокая цифра отпугнет бедные предприятия, где сегодня зарплата 3-4 тысячи рублей, а опустить планку ниже - значит, сделать отраслевое тарифное соглашение неактуальным для работников богатых комбинатов, таких, как "Магнитка" и "Северсталь". А перед нами стояла задача не просто "побузить" за столом переговоров, а добиться реального результата.

- Скажите, кто и почему не присоединился к отраслевому тарифному соглашению? И подписал ли ЗМК это соглашение?

- Что касается Златоустовского металлургического комбината, я бы посоветовал работникам зайти в профком. Думаю, там разъяснят позицию работодателя.

Среди тех, кто отказался присоединиться к отраслевому тарифному соглашению, - четыре "дочки" Кузнецкого металлургического комбината: "Кузнецкий ГОК", "Сталь КМК", "Рельсы КМК", "Сибирские товары". Мотивация у промышленников одна и та же. Вот, например, что пишет один из заместителей директора:

"Изучив отраслевое соглашение по горно-металлургическому комплексу РФ на 2003-2005 гг. и исходя из финансово-экономического положения, ООО "Сталь-КМК" не может присоединиться к нему, т. к. это потребует значительных затрат". И далее поясняет, о каких затратах идет речь: "Отраслевой социальный стандарт оплаты труда предлагает оплату труда по тарифному основанию 7784,07 руб. (для 5 разряда, ЧМ-1), что выше настоящего уровня в 3,4 раза. Реально к декабрю 2005 года оплата труда по тарифному основанию может составить 3296 руб.".

Так что позиция работодателя предельно ясна: как платили рабочим гроши, так и будут, и шли бы вы, ребята, со своими социальными стандартами куда подальше.

- А что думает по этому поводу профком предприятия?

-Дважды председатель профсоюзного комитета "Кузнецкие металлурги" отказывался от каких-либо комментариев, ссылаясь на то, что он не знает, присоединились или нет вышеупомянутые "дочки" КМК к отраслевому тарифному соглашению. Причем оба этих разговора были после 17 июня, когда срок, отпущенный работодателям на принятие решения о присоединении, истек.

Моя третья попытка поговорить с главным профсоюзником КМК была более успешной, он заявил, что все те социальные параметры, которые были обозначены в отраслевом тарифном соглашении, они непременно отстоят в переговорах с работодателями на уровне коллективных договоров. Вот только после общения с такими профсоюзными лидерами сомневаюсь я очень, что руководимый ими профком в состоянии что-либо отстаивать.

- А если бы вы не нашли выхода из тупика, призвали бы свой профсоюз к акции протеста?

- Вопрос тогда ставился так: или мы соглашаемся с предложением промышленников - хозяев предприятий - о переводе всех вопросов, связанных с реализацией отраслевого стандарта оплаты труда, на уровень коллективных договоров (а я думаю, вам не нужно объяснять, как у нас многие профкомы умеют отстаивать права трудящихся перед хозяевами, не зря многие профсоюзы до сих пор называют "подкаблучными") или жестко отстаиваем позицию профсоюза о том, чтобы это решалось на уровне отраслевого тарифного соглашения.

В этой ситуации мы были готовы призвать людей на акцию протеста. И пусть эта акция получилась бы не такой массовой и эффективной, как нам бы хотелось. Но все равно это лучше, чем сдать позиции и опустить флаг. А что до акции протеста, то надо же учиться и таким способом отстаивать свои права.

Как правило, рабочие начинают осознавать свою сопричастность к профсоюзу только тогда, когда возникает конфликтная ситуация - передел собственности, как, например, на Коршуновском ГОКе, массовые увольнения, задержки зарплаты и т. п. На предприятиях, которые через такие конфликты прошли, рабочие лучше нас с вами расскажут, что такое профсоюз и зачем он нужен.

- Александр Владимирович, вы упомянули Коршуновский горно-обогатительный комбинат, расположенный в Иркутской области. Какие интересы у нашей области на Коршуновском ГОКе?

- Во-первых, Кошуновский ГОК входит в производственную структуру "Стальной группы "Мечел"", что немаловажно для экономики нашей области. Во-вторых, кризисная ситуация на Коршуновском ГОКе сложилась еще в 1998 году, и за четыре года неэффективного хозяйствования здесь довели предприятие до банкротства. В ноябре 2002 года в практически безвыходной ситуации на помощь ГОКу пришла "Стальная группа "Мечел"", ставшая стратегическим партнером комбината. В производственной структуре как раз не хватало предприятия, производившего руду и железный концентрат, чтобы стать компанией с полным технологическим циклом. "Мечел" сразу предоставил гарантии на приобретение 250 тыс. тонн сырья и согласился вложить деньги в развитие комбината. "Мечел" вложил около 2 млрд. рублей, превратил ГОК в довольно успешный проект, который перестал быть убыточным и начал приносить прибыль. Вот тут-то на сцене и появляются любители передела собственности. Им наплевать на трудовой коллектив. Если будет введено конкурсное производство, то весь коллектив предприятия будет уволен (это предусмотрено законом о банкротстве). И рабочим комбината никто не гарантирует, что завтра они смогут найти работу и получать зарплату. И это все последствия срастания олигархов и Ассоциации промышленников с органами власти, которые в последние годы в России развиваются. А люди все бастуют, все просят не отдавать родное предприятие на конкурс. А другого выхода нет, пока эта система будет существовать в нашем государстве. И мы не можем остаться в стороне от этого беспредела. Свои права нужно отстаивать.

Беседовал А. Воронин, Златоустовский рабочий, 05-08-2003

Источник: http://www.chelpress.ru/newspapers/ZR/archive/05-08-2003/2/ZR04.DOC.shtml

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

(войти без комментирования)

Имя и сайт используются только при регистрации

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии.

(обязательно)